Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

white

Как это работает: как устроена система приоретизации заявок в сервисных подразделениях.

Представьте. Вы обратились за помощью в службу поддержки компании X. Но эти ребята как будто не замечает ваших просьб о помощи, по телефону с ними не связаться, письма остаются без ответа. Знакомо? С чем могут быть связаны подобные проблемы, и имеет ли это отношение к нерациональному распределению ресурсов в сервисных подразделениях и неправильной приоритезации обращений заказчиков? Устраивайтесь поудобнее, сегодня вы узнаете, как работает система приоретизации заявок в сервисных подразделениях!



Мы рассмотрим основные критерии повышения или понижения приоритета обращения в службу технической поддержки, механику их работы, рассмотрим в каком порядке выстраиваются заявки для сотрудников и их непосредственных руководителей.

Collapse )


white

Лицензирование и всё остальное

Лицензионные платежи за использование объектов авторского права – не единственная модель получения доходов со своего творческого труда. Даже для бумажных изданий таких моделей несколько: вам наверняка попадались бесплатные книги и газеты. А для произведений в цифровой форме (включая компьютерные программы) – их целая куча.
       

Давайте попробуем перечислить. Дополняйте мой список.
  1. Реклама внутри произведений, продакт-плейсмент, продвижение политических идей.
  2. Включение платы за программы/контент в цену оборудования или услуги.
  3. Абонентская плата за использование неограниченного числа произведений.
  4. Добровольные пожертвования автору.
  5. Концерты и иные выступления авторов популярных произведений.
  6. Создание произведений ради репутации, которая затем используется для получения повышенных гонораров.
  7. Привязка использования произведения к онлайновому сервису, без которого использование невозможно или неполноценно. А в составе этого сервиса можно продавать платные услуги.
  8. Сборы за использование произведений с вещательных станций, провайдеров.
  9. Использование бесплатной программы ради популяризации своего стандарта, формата, протокола.
  10. Оплата произведения пользователями тем, что они взамен предоставляют свои данные. Эти данные потом используются для маркетинга, прямых продаж, таргетирования рекламы, политических кампаний, разведки, научных исследований, получения оперативной информации, получения прав на user-generated content и т.п.
  11. Обмен использования произведения на использование ресурсов компьютера, на котором произведение потребляется.
  12. Демпинг с целью вытеснения с рынка конкурирующего производителя.
  13. Стимулирование бесплатным контентом продаж другого товара.
  14. Обслуживание цифровых денежных потоков и эмиссия виртуальных платёжных средств.
  15. Создание виртуальных ценностей и последующая торговля ими.
  16. Финансирование создания произведения одним из будущих пользователей (кому нужнее всех). В том числе, финансирование из госбюджета.
  17. Отчисления от продажи чистых носителей и оборудования для записи (возможно, также средств связи, услуг связи).

Здесь перечислены лишь одно- и двухходовые комбинации. А возможны и более сложные. Например, наращивание числа "бесплатных" пользователей ради роста курса своих акций.

Многообразие способов доения юзеровской массы вытекает ещё и из такого факта. В традиционных произведениях, которые более жёстко привязаны к своему носителю, есть ненулевая составляющая цены – затраты на производство каждой копии. А для цифровых произведений вся себестоимость находится в первом экземпляре, а дальнейшее копирование происходит фактически по нулевой цене. Таким образом в формуле рентабельности оказывается величина, неограниченно стремящаяся к нулю. Это создаёт сингулярность и позволяет бизнесмену проделывать экономические виражи, принципиально недоступные с материальными товарами. Например, продавать по отрицательной цене.

"Пиратство", свободное распространение контента через сайты и торренты покушается лишь на один способ извлечения доходов – на лицензирование. Все другие способы оно не затрагивает. Очевидно, что под этим экономическим давлением создатели интеллектуальной собственности должны будут медленно перетекать от лицензирования к иным методам монетизации.

Но перетекать начали лишь те предприниматели, которые поставили на победу "пиратства" в долгосрочной перспективе. Кто сделал ставку на успех копирастии, не занимаются диверсификацией своей интеллектуальной собственности. Они сами себя загоняют в угол. В этом углу они будут драться до последнего.

white

Реестр "Не беспокоить"

Если проект криво задуман, то даже прямая релизация его не спасёт.

А задумано оно так. Каждый желающий абонент мобильной связи вносит свой номер в данный реестр, запрещая этим отправку себе рекламных СМС. Если кто-то провёл рассылку и включил в неё телефон из реестра, это действие легко выявляется и влечёт штраф автоматически, без предварительной жалобы абонента.
    Меня тоже вычеркни!    

Отвратительная придумка. Когда система устаканится, то выйдет, что в реестр не внесены только ленивые, недавно сменившие номер или не имеющие физической возможности подать заявку. Это – аудитория для рекламы? Какому рекламодателю интересны данные категории граждан? Вы полагаете, найдётся хоть один абонент, который не включился в реестр, потому что он любит получать спам?

Если мы хотим, чтобы проект был интересен всем сторонам, надо сделать так. Вся реклама делится на 32 тематических категории. Записываясь в реестр "Не беспокоить", абонент может отключить себе рекламу не более чем 30 из этих категорий. Ему выгодно, поскольку количество рекламы снижается в 16 раз – это много. И рекламодателю выгодно, поскольку в те же 16 раз повышается таргетированность его рассылки.

Согласитесь, что если человеку совсем не интересна реклама одного вида (например, товары для детей), это не значит, что ему не интересно почитать про что-нибудь другое (например, автомобильные аксессуары).

А реклама, между прочим – движитель торговли. А торговля – кровь экономики. Кто там жаловался, что экономика у него не растёт? Ну, вы давайте, закручивайте гайки. Затягивайте туже! Может, экономика этого испугается и начнёт расти.

white

Любопытной Варваре в Интернете пароль оборвали

Регулярно попадаются на глаза предложения по взлому электронной почты иных лиц. Их рекламируют исключительно среди простых пользователей (нередко – для чисто женской аудитории). То ли ИТ-профессионалы не верят в возможность взлома по заказу, то ли там спрос более платёжеспособный.

Все подобные услуги делятся на две группы.

В первом случае исполнитель таки попытается подобрать пароль (или ответ на контрольный вопрос) к заданному аккаунту. Возможно, у него получится.

Во втором варианте с самого начала предполагалось мошенничество. Принимается заказ (без предоплаты или с минимальной предоплатой). Затем заказчику присылают скриншот, якобы изображающий веб-интерфейс заказанного ящика. Взимается основная плата. После чего любителю почитать чужую почту предоставляется время для душевных терзаний и нравственных исканий: надо ли жаловаться на обман, когда сам хотел обмануть? Впрочем, жалобы всё равно не помогут: если бы правоохранительные органы хотели поймать указанных мошенников, они давно бы это сделали без заявлений со стороны потерпевших (см. ОРМ "контролируемая поставка" и "проверочная закупка", это даже проще).

Теперь прикинем экономику подобного предприятия. Представим двух конкурирующих киберпреступников. Один работает по первой схеме, другой – по последней.

Оба они разместили рекламу своих услуг. Поскольку реклама нелегальная, условия у них одинаковые. При равных затратах появится равное число клиентов, которым действительно хочется прочитать чужую почту. Оба конкурента не могут установить сильно разные цены и условия оплаты: они же работают на одном рынке. Значит, оба они получат приблизительно N заказов по R рублей каждый. Первый будет добросовестно подбирать пароли или рассылать трояны и преуспеет в K% случаев. Второй станет рисовать скриншоты, которые окажутся убедительными для F% лохов.

Не знаю, как вам, а мне очевидно, что K << F. Следовательно, первый экономический субъект конкуренции не выдерживает и идёт работать сисадмином.

Что же получается? На чёрном рынке бесполезно искать честные услуги злохакера. По крайней мере, в том сегменте, который ориентирован на широкую публику – изготовление поддельных документов, подсказки на экзаменах, продажа магических эксплоитов, цифровые наркотики, анонимайзеры под Виндоуз, чит-коды для спутникового телевидения и тому подобное.

white

Анонимность и равенство

Равенство экономических субъектов между собой, как было выяснено опытным путём, даёт преимущество в развитии. Как только оно появилось, экономика рванула. А в феодальных странах, где царила строгая иерархия, экономика отставала. Во всяком случае, так утверждает либерализм.

Обычай кровной мести обеспечивал защиту до появления правоохранительных институтов. После этого он стал вредным. Но до того ликвидировать этот обычай было бы ошибкой.

Равенство хозяйствующих субъектов обеспечивается разными способами. Не последний из них – анонимность владения ценностями. Анонимные наличные деньги – отличный способ обеспечить их одинаковую ценность в разных руках, без которой будет не вполне справедливо классическое определение денег (универсальный эквивалент стоимости). Персонализация денег – напротив, создаёт возможности для дискриминации одних субъектов по отношению к другим. Обезличенность акций, тайна банковских вкладов, отсутствие регистрации владения имуществом – тоже средства обеспечить независимость стоимости от владельца.

До сих пор анонимность успешно применяется для обеспечения равенства и справедливости. Например, при проверке экзаменационных работ, при проведении тендеров, при голосованиях. Для найма работников такой подход тоже был бы полезен, чтоб дать гарантию отсутствия дискриминации по полу, возрасту и другим признакам.

В последние десятилетия и деньги, и акции, и иное имущество претерпели изрядную персонализацию. Всё строже, всё плотнее они привязываются к личности владельца. Свободу предпринимательства и беспрепятственность гражданского оборота при этом обеспечивают иными средствами – в тех странах, где такие средства есть. А где нет, надо хорошенько подумать, прежде чем ликвидировать анонимность.

white

Девятый парадокс безопасности

Этот парадокс касается непосредственно нашего продукта – DLP-систем. Как известно, их можно использовать для предотвращения утечек, а можно – для слежки за работниками (придуман даже специальный эвфемизм: "контроль продуктивности").

Обе функции неразрывны. В пассивном режиме DLP может выявлять и протоколировать злоупотребления на тендерах, а может перехватывать приватные записи личных блогов. В активном режиме DLP может предотвращать разглашение коммерческой тайны, а может препятствовать трёпу в "одноклассниках".

Уже сто раз показано и доказано, что ограничения доступа к "нерабочим" сетевым ресурсам не приводят к росту производительности. Просто вместо одной ерунды ваши работники будут тратить время на другую ерунду. Или на попытки обхода этих ограничений.

Парадокс состоит в том, что эти побочные функции "контроля продуктивности" пользуются большим спросом, чем основные функции по предотвращению утечек. Изрядная часть заказчиков интересуется именно тем, как шпионить за собственными работниками. Они и слушать не хотят, что это вредно, аморально, экономически не оправдано и к тому же противоречит Конституции. А основные функции DLP-системы (борьба с утечками) такие заказчики используют вяло, без энтузиазма, а то и вовсе их игнорируют.

Не удивительно, что появились на рынке производители, которые делают именно то, что хочет массовый заказчик. Под названием "DLP" они предлагают систему, которая заточена под удовлетворение комплекса держиморды. А предотвращение утечек у них – так, до кучи, в виде бонуса. Ставя на низменные инстинкты в противовес экономическому расчёту, эти конкуренты надеются отвоевать значительную часть рынка. Но мы – против. Мы по-прежнему апеллируем к логике покупателя.

white

Экономика бесконечности

В уголовных делах о нарушении авторских прав (ст.146 УК), доказывая умысел, часто апеллируют к тому, что, дескать, обвиняемый/подсудимый не мог не знать о контрафактности приобретаемого носителя, поскольку его цена очень далека от "обычной"; например, 100 рублей за диск с Windows вместо 6000. Такой аргумент был бы уместен в случае с вещной собственностью, но для интеллектуальной собственности он не работает.

Как известно, при производстве традиционных товаров себестоимость складывается из двух компонентов: издержки на производство партии товара и издержки на производство каждого экземпляра. Они могут соотноситься как 1:99 или как 50:50, для массовых автоматизированных производств – даже 90:10. Но свести вторую часть к нулю невозможно. Если вам предлагают купить золотое кольцо за 100 рублей при рыночной цене 6000, то дураку понятно, что таких цен "не бывает", это не честная сделка.

А при производстве ПО все издержки идут на изготовление первой копии. Последующее тиражирование обходится в столь незначительные суммы, что ими можно пренебречь в экономическом расчёте. Вышеописанное соотношение получается 100:0, и от деления на ноль все традиционные экономические расчёты клинит и уносит в сингулярность.

Это позволяет софтопроизводителям осуществлять немыслимые маркетинговые манёвры и варьировать цены в таких диапазонах, какие "материальным" производителям и не снились. Кроме традиционной экономической модели (продажи лицензий) ПО может приносить прибыль иными способами – через рекламу, через подписку на сопутствующие услуги, через продажу сопутствующих товаров, через включение в цену на компьютер или иное устройство, через стимулирование сбыта других программ. Таких экономических моделей довольно много, их разнообразие обуславливает сильную вариативность цены лицензии. До нуля и дальше, в отрицательные величины.

Так что низкая цена ни в коей мере не может быть "признаком контрафактности". Даже нулевая цена. Огорчает то, что следователи и судьи обычно отказываются привлекать экономистов в качестве специалистов или экспертов. Им проще пребывать в устаревшей парадигме «дорогой=легальный, дешёвый=краденый», огородив её колючей проволокой произвола от новой экономики.


ДОБАВКА. В ходе исследования граждане не смогли отличить контрафактный контент от лицензионного.

white

Семантическое зеркало

У нас тут с сентября в новой версии "Трафик-монитора" совершенствуется семантический блок.

Предположим, DLP-система настроена перехватывать сообщения по следующему поисковому образцу:
    «курс акций»

Это означает, что попадутся не только сообщения с точным соответствием этому образцу, но и такие, где образец содержится в иных формах, например:
    «падение курса акций»
    «повышение КУРСА акций»
    «Акции продаются по курсу»

Новый семантический движок позволяет учитывать различные вариации символов, например:
    «текущий kypc akцuй»
    «курч акуий»
    «kurs aktsiy»
    «ЙСПЯ ЮЙЖХИ»

Также он может использовать иные языки:
    «stock price»
    «Stand der Aktien»

Возможен даже более сложный поиск на основании смысла, а не форм слов:
    «цена акций»
    «стоимость ценных бумаг»
    «пішли вгору акції»
    «тактика "быка" на фондовом рынке»

Поддержка эзопова языка ожидается в будущей версии. ;)