Category: it

white

Объем утечек персональных и финансовых данных за первое полугодие 2017 вырос...в 8 раз.

Мы стараемся "держать руку на пульсе" и делаем регулярные "замеры" объемов утечек в нашей стране и в мире.
Аналитики InfoWatch готовят свежий отчет каждые полгода.

Новая аналитика за первое полугодие 2017 заслуживает внимания хотя бы одной причине: объем утечек персональных и финансовых данных вырос...в восемь раз с 1,06 млрд до 7,78 млрд записей. Напомним, что общий объем скомпрометированной в 2016 году информации в мире составлял всего около трех миллиардов записей.


Резкое увеличение объема потерянной чувствительной информации в первом полугодии 2017 года произошло в результате 20 мега-утечек (от 10 млн записей), на которые пришлось 98% пострадавших записей ПДн и финансовых данных. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года в распределении утечек по типам данных на 20% увеличилась доля платежной информации и симметрично сократилась доля ПДн.


Причиной 58% утечек в мире стали внутренние нарушители в организации. Существенно возросло среднее число пострадавших записей: в расчете на одну утечку в результате внешнего воздействия приходилось 13,6 млн записей (по сравнению с 2,4 млн в 2016 году) и 4,5 млн записей — на каждую утечку, допущенную по вине внутреннего нарушителя (0,8 млн в 2016 году).

«С начала 2017 года мы фиксируем в мире многократный рост объема скомпрометированных данных, увеличение “мощности” утечек, от которых страдает все больше чувствительной информации, — сказал аналитик ГК InfoWatch Сергей Хайрук.С развитием цифровой экономики вопросы информационной безопасности переросли отраслевые рамки, и широко обсуждаются на самом высоком уровне. Сама тема утечек информации становится все более прозрачной и это должно позитивно сказаться на общем уровне культуры информационной безопасности. Даже в России пострадавшие организации начинают рассчитывать ущерб, который был нанесен им в результате той или иной утечки. Чтобы минимизировать эти риски, необходим комплексный подход к информационной безопасности предприятий, включая средства защиты от внешних и внутренних угроз».

Доля утечек данных с неправомерным доступом к информации, включая злоупотребление правами доступа и внутренний шпионаж, составила менее 8% от общего числа случаев. Неквалифицированные утечки, которые не сопряжены с превышением прав доступа и использованием данных в целях мошенничества, были зафиксированы в 84% случаев.



В первом полугодии 2017 года по сравнению с аналогичным периодом 2016 года увеличилась доля утечек через сетевой канал и электронную почту. Снизились доли утечек данных в результате кражи/потери оборудования, с использованием съемных носителей и бумажных документов.



Большая часть утечек наиболее «ликвидной» платежной информации пришлась на два канала — в 45% случаев финансовые данные передавались в сеть Интернет через браузер или облачное хранилище, ещё 44% таких утечек произошли с использованием корпоративной электронной почты.

Чаще всего утечки происходили в организациях медицинской сферы, реже всего — в сегменте промышленности и транспорта. Наибольший объем скомпрометированных записей пришелся на сектор высоких технологий, включая интернет-сервисы и крупные порталы. Утечки из госорганов составили около16% от общего объема скомпрометированных записей.

В первом полугодии 2017 года наибольший интерес злоумышленники проявляли к банкам и компаниям высокотехнологичного сегмента. В этих отраслях более 50% утечек ПДн носили умышленный характер.


«Коммерческие и государственные сервисы обрабатывают все больше данных в электронном виде, и такие данные крайне ликвидны, — отметил Сергей Хайрук.Сектор высоких технологий очень сильно подвержен утечкам информации, как и финансово-кредитная сфера. Эти отрасли вызывают наибольший интерес со стороны злоумышленников — в них большая часть данных была скомпрометирована умышленно. И это как раз те сегменты, которые являются драйверами цифровой экономики, с развитием которой нужно уделять особое внимание вопросам регулирования и информационной безопасности процессов цифровой трансформации».


ЧИТАТЬ полную версию отчета
white

Мы знаем, что вы сделали прошлым летом (с)



На днях стало известно о крупнейшей утечке данных избирателей в США. Пострадали 200 млн человек или 61% населения всей страны, а это, на секундочку, ни много ни мало - 80% избирателей.
База данных объемом 25 ТБ содержит имена, даты рождения, электронную почту, физические адреса, религиозные и политические пристрастия, а также расовую принадлежность. Есть там и смоделированные данные о вероятных позициях избирателя по самым «горячим» вопросам: от «насколько вероятно, что он проголосовал за Обаму в 2012 году», согласны ли они с внешней политикой Трампа «America First» до отношения к ношению оружия и запрету абортов. Мы проанализировали историю вопроса, ущерб и главное - последствия в ближайшем будущем.


Collapse )
white

Как это работает: учимся создавать свой sandbox с нуля: часть II



В первой части статьи вы получили краткое представление о драйверах в привилегированном режиме. Настало время покопаться в нашей песочнице.

Collapse )

white

7 быстрых тестов при внедрении DLP

Вчера мы писали о том, как начать создавать свою "песочницу".
Работая с DLP, важно помнить, что в отличие от вдумчивых тестов в виртуальной среде, в полевых условиях полноценных испытаний провести не удается по нескольким причинам:

  • время ограничено;

  • специалисты заказчика отвлекают и задают неудобные вопросы;

  • непросто переключиться с алгоритмов на организационные моменты.

Когда мы находимся на обьекте внедрения системы или подтверждаем ее работоспособность на приемо-сдаточных испытаниях, не всегда удается все настроить с первого раза. Принципиально важно быстро понять источник проблемы и также быстро его устранить. Мы предлагаем 7 мини-скриптов для автоматизации и решения типовых задач, возникающих на каждом внедрении.
Далее мы публикуем текст от имени автора данных тестов - Галиулина Тимура.
Collapse )
white

Как это работает: учимся создавать свой sandbox с нуля


Если вам случалось писать большие приложения, вы, вероятно, использовали такие виртуальные машины, как VMWare, Virtual PC или что-то иное. Но задавались ли вы вопросом: как они работают? Чтобы развенчать «магию» и разобраться в деталях, сотрудник InfoWatch написал «с нуля» собственную систему виртуализации – «песочницу».  Далее мы публикуем текст от имени автора.Collapse )
white

Улучшаем bug bonty-программы: что нужно знать

Свои программы для охотников за багами – Bug Bounty – сегодня появляются у все большего числа компаний. Тон здесь по-прежнему задают западные гиганты – Google, Apple, Facebook, Microsoft. Но за последние годы российский рынок все стремительнее перенимает мировой опыт: свои аналоги появились у Mail.ru, банка Тинькофф, Qiwi, Яндекса и даже у Минкомсвязи.


Collapse )
white

Как можно незаметно потрошить банкоматы



В текущем году СМИ активно освещали инциденты, связанные с ИБ и иной безопасностью, уделяя особое внимание финансовому сектору. Например, с начала года чуть ли не каждую неделю злодеи или просто отчаявшиеся люди предпринимали незаконные манипуляции с банкоматами, и информация об этом не сходила с лент новостей – просто не успевала сойти. Банкоматы вывозили, взрывали, взламывали, раскурочивали… А кое-кто при атаках на банкоматы использовал методы и инструменты, связанные с высокими технологиями.

Вот – одна из таких историй от ведущего эксперта по информационной безопасности InfoWatch - Марии Вороновой.

Collapse )
white

Утекай: как минимизировать негативные последствия утечки информации (ч.1)

«Все американские компании делятся на две категории: те, у которых были инциденты ИБ, и те, кто просто об этом еще не догадывается»
Джеймс Коми, директор ФБР


В 2013 году у 43% всех компаний США хотя бы раз случалась утечка информации.  Симптоматично, что по данным InfoWatch за тот же период, Россия  занимает вторую строчку в глобальном рейтинге утечек - как раз после Штатов.

Эксперты знают, что 100% безопасности не существует и инциденты случаются даже в тех компаниях, где вопросам ИБ уделяется самое пристальное внимание. Утечка данных – это не вопрос о том «как?», это вопрос о том «когда?». Поэтому в этот раз мы зайдем с другого конца и расскажем, как действовать, чтобы исправить допущенные ошибки и не совершить при этом новых.
Collapse )
white

Безопасность против ветра

К счастью, прошло время, когда высшее руководство или собственники компаний искренне не понимали, зачем инвестировать в защиту информации. От утечек данных не застрахован никто, и это отрезвляет. Но как быть, если топ-менеджмент не только проблему не видит, но и денег не дает? Об этом в сегодняшнем посте.

Итак, служба инфобезопасности банковской группы пришла к высшему руководству с предложением внедрить систему защиты от утечек. Дескать, пора бы подумать о защите наших информационных активов. Фактов на руках нет, но риски высоки. Да и ситуация вокруг неспокойная – в соседнем банке поймали менеджера на краже базы данных, бухгалтер другого банка приторговывал отчетностью. В общем, давайте действовать…

Владельцы отдельных бизнесов, которые входили в банковскую группу, инвестировать в проект из собственных бюджетов отказались. Мол, пусть глава компании из своего кармана платит. Тот, как мы уже упоминали, был настроен скептически: в компании все в порядке… а утечки у соседей, так у нас свой путь развития, нас не коснется. Пилотный проект, впрочем, благословил.

Воодушевившись, команда «безопасников» бросилась искать аргументацию, мерить потенциальный ущерб в деньгах. В общем, готовиться по всем стандартам. Определили цели и сроки, рассчитали бюджет, зафиксировали KPI. Поймали утечки данных – в общей сложности 20 тыс. записей. Распределили данные компании по категориям, оценили возможную утечку конкретных документов в деньгах (для чего привлекли менеджеров бизнес-подразделений). В общем, доказали, что беда в доме.

На итоговом совещании руководители бизнес-подразделений высказались похожим образом: все это очень важно, но денег нет. Даже если данные клиентов утекут и 100 человек закроют счета, мы дадим рекламу и привлечем 200.

Президент компании посмотрел, покивал, но проект заморозил. В сухом остатке – 10 месяцев работы сотрудников службы информационной безопасности, десятки совещаний с бизнес-подразделениями, готовая система оценки нематериальных активов и статистика, которая однозначно говорит: подавляющее большинство клиентов, которые закрыли счета из-за утечек их данных, были максимально лояльны банку. Даже консервативная оценка потерь давала чудовищные убытки, которые в разы превышали бюджет на внедрение системы защиты. За полгода мониторинга выявили интересную закономерность – от 3 до 10% клиентов, чьи данные банк «потерял», либо закрывают счет, либо уходят к конкуренту.



Продолжение следует…
white

Легендарные айтишники

Для айтишника перейти из категории "неуловимый Джо" в категорию "приоритетная цель" довольно просто. Надо устроиться на должность, связанную с управлением большой инфосистемой – такую как, скажем, «инженер отдела магистральной сети» или «администратор БД отдела билинга». Точнее, даже не устроиться, а заявить об этом, отметиться в соцсетях, приписать строчку в резюме, включиться в соответствующий список рассылки и т.д. Тут же попадаешь на кнопку в АНБ и других технических разведках.
       

В романтическом XX веке таких людей – с невысокой должностью и серьёзным доступом – вербовали. В веке нынешнем – их просто затроянивают. Как вы понимаете, даже у самой мощной разведки вероятного противника вербовалка большая не отрастёт. Из десяти тысяч перспективных счастливый билетик вытянут 10-20, не больше. А подсаживание на ваш рабочий компьютер трояна спецпошива – операция, которую (в отличие от традиционной вербовки) можно масштабировать. И этим охватить не 0,1%, а 80-90% кандидатов. Только вместо гонораров и званий агенту достанется шиш с маслом. Поэтому с такой практикой надо беспощадно бороться.

Есть довольно простой и очень дешёвый метод защиты, который снижает эффективность вышеописанного подхода в разы. Надо убедить (уговорить, заставить, стимулировать) нового сотрудника назваться иной должностью. Скажем, принимаем его инженером в департамент магистральной сети. А во всех публичных документах и соцсетях он называет себя «зам.нач.отдела департамента равития». И в "Линкедине" пусть так пишет, и в резюме, и в справке, которую ему для получения визы выдают. С большой вероятностью АНБ его пропустит как неперспективного.

В традиционной контрразведывательной работе такой приём называется "легендирование" и успешно применяется. Правда, против серьёзного расследования легенда не устоит. То, что помощник советника посла по культуре на самом деле – резидент разведки, выясняется за несколько дней. Но это – при "ручной" обработке информации. Это – в отношении считанных людей. А при компьютерной обработке данных на масштабах в сотни тысяч эффективность будет значительно выше.